История села

1372 – 2012

 

Тоё же осени

Князь Борис Константинович

Поставил себе ГОРОД

На Суре НА РЕЦЕ, …

 

В широкой низине подлужий,

Где древние русла Суры,

Камыш да осока в баклушах

Долы до ильинской горы.

 

В былые старинные годы

Река проявляла свой нрав:

Смывала песчаные броды,

Топила места переправ.

 

Восточный предел ограничив

Янтарным потоком воды,

Крещёную Русь от язычной,

От Дикого Поля Среды.

***

С холма пойма вся на ладони.

Дороги другой не найти.

Ни пешему войску, ни коням

Тайком и в обход нет пути.

 

Звериные узкие тропы

По зарослям витых талов.

Болотные хляби и топи.

Рай гадов. Рои комаров.

  

До толе стоявши от века

Дубравы, покрывшие склон,

Ложились крест на крест в засеках

Ежами обугленных крон.

 

Дозорным на башнях округу

Очерчивал крепости вал:

На запад равнина, а к югу

Обрыв крутизну открывал.

По валу стена частокола.

К воротам прокопаны рвы.

Реки золотая подкова

На бархатном ложе травы.

 

Вплетая причудливо в косы,

Слепящие, солнца лучи,

Журчит что-то тихое плёсам,

И плачут железом ключи…

 

За каждой косой кружит омут

Холодную мутную мглу.

Под илистым дном души стонут

К их голосу Праведный глух…

 

Ни и помнить, ни знать не дано нам

Имён погруженных во тьму…

Здесь Русь поднимала знамёна

Во славу Его и Ему!

***

Cлободки стрельцов и казаков

Поодаль, течению вниз,

Вдоль берега стали на запад

К излучине старицы близ.

 

Крестьянские бунты и войны

Знавали земля и вода.

О прошлом судить мы не вольны.

Так было и будет всегда!

***

Двупольный Герб, зелено-синий:

«Два лука золотых крестом»;

Столп каменный – престол России,

Сияет царственным венцом.

 

… и имя ему Курмыш.

 

Лето 2012-е 

 

     Курмышская крепость на протяжении почти двух столетий была самым восточным форпостом Руси в Нижегородском Поволжье. Впервые Курмыш упоминается в летописях под 1372 годом, когда князь Борис Константинович «постави город на Суре Курмыш нарече».

     Расположенная более чем в 100 км к востоку от Нижнего Новгорода Курмышская крепость свидетельствовала о больших успехах по закреплению русского влияния в Поволжье еще в XIV столетии.

     С момента своего основания и до середины XVI века Курмышская крепость первой принимала на себя удары восточных соседей Руси и долгое время выполняла роль опорного пункта русской пограничной службы.

     Документальные источники не сохранили сведений о боевой службе крепости в Курмыше. Но, судя по ходу событий, в борьбе Руси с Золотой Ордой и казанскими ханами эта служба была напряженной. Можно с уверенностью сказать, что немало отчаянных боев пришлось вести защитникам Курмыша в XIV—XVI веках. Память о них сохранилась в народных преданиях, а позднее была увековечена в гербе уездного города Курмыша. На нем изображались два перекрещенных лука. Поясняя значение герба, «Словарь географический Российского государства», составленный А. Щекатовым в конце XVIII столетия, пишет, что рисунок на гербе дан «в знак того, что в оном месте употребляли сие орудие с отменным проворством».

     Вслед за основанием Курмыша начались раздачи земельных угодий в его районе. В 1393 году Борис Константинович дал Нижегородскому Благовещенскому монастырю рыбные ловли и бобровые гоны вниз по Суре от речки Курмышки до Волги. В 1406—1407 годах великий московский князь Василий Дмитриевич завещал своему сыну «Курмыш со всем, что к нему потягло» и с Алгашем.

     Утверждение русского господства в местности с преобладанием нерусского населения сопровождалось актами насилия. В документах начала XVII столетия в Курмышской крепости упоминается «двор аманацкой» — тюрьма для заложников из местной национальной знати. Этот двор был огорожен высокой оградой, и в нем имелось 4 избы. Вопрос о взаимоотношениях с национальными меньшинствами был очень важен в этом районе и в позднейшее время. Так, в наказе 1701 года курмышскому воеводе говорилось «и к мурзам, и татарам, и чуваши, и черемисе (горные марийцы) держать ласка... чтобы шатости и измены не завели».

     В 1445 году из Курмыша был отпущен за громадный выкуп захваченный в плен ханом Улу-Муххамедом великий московский князь Василий Темный.

     Сведений об устройстве Курмышской крепости в XIV—XVI веках пока не обнаружено. Наиболее раннее подробное описание укреплений Курмыша относится к началу XVII века.

План крепости в селе Курмыш
План крепости в селе Курмыш

     Это описание дано в Писцовой книге Курмыша, составленной в 1623—1626 годах. По данным книги, Курмышская крепость находилась на левом коренном берегу Суры у выхода в ее пойму реки Курмышки. Стены и башни крепости с двух сторон защищались береговыми скатами, усиленными искусственным препятствием — «тыном вострым, а по тыну рублеными тарасами». С напольной стороны крепость защищалась рвом глубиной и шириной в 5,5 м. По дну рва также проходил остроконечный частокол.

      В 1623—1626 годах крепость имела семь башен. Одна из них угловая — «позади воеводского двора и площади»— незадолго до составления Писцовой книги сгорела. Из семи башен шесть были прямоугольными, в том числе две проезжими. Одна башня, называвшаяся «Красной», имела шестигранную форму. Кроме проезжих башен, крепость имела «четверо ворот потайных» в стенах.

     Крепостная стена состояла из 93 городней — срубов по три сажени длиной каждый.3 Вал крепости был невысоким.

Внутри крепости находился воеводский двор, склад боеприпасов, тюрьма, 17 амбаров и житниц, 28 жилых дворов, собор Успенья Богородицы и церковное место.

     В 1623—1626 годах на вооружении крепости состояло 2 пищали полковых (пушки) и 20 пищалей «затинных»— крепостных ружей. На складе внутри крепости было 2,5 пуда «зелья»— пороха, 355 ядер к полковым пищалям, 278 ядер, «обливаных свинцом скорострельных», и 2584 ядра к затинным пищалям. Кроме того, числились свинец «сеченый» и «дроб свинцовый», сера и селитра.

     Кроме основной крепости-детинца, Писцовая книга упоминает вторую цепь укреплений города — острог «круг посаду». Это укрепление было начато, но так и не окончено: острог дубовой в прошлом в 126 году (1618 г.— И, К.) недоделав покинут».

     Ко времени составления Писцовой книги Курмыш и его крепость явно приходят в упадок, хотя многие признаки говорят о его былом величии.

     Об упадке крепости и города свидетельствует прекращение строительства острога, сгоревшая башня, обвалившиеся надолбы кругом города, покинутые дворы казачьих сотников, пустое «церковное место в крепости», заброшенные поля жителей.

     Тем не менее в Курмыше существовали тогда, кроме собора, 2 монастыря— мужской и женский. На 21 посадский двор с 24 жителями в городской черте и в слободах живет 50 сторожевых казаков, 75 человек стрельцов, 30 ямщиков, 6 «толмачей-переводчиков и 6 пушкарей. Из командного состава, кроме воеводы, в Курмыше живут 2 стрелецких и 1 казачий пятидесятник. Эти данные убедительно говорят о том, что город сохраняет издавна сложившийся облик важной пограничной крепости.

     Проведенное в 1960 году обследование Курмышской крепости показало, что вал ее в настоящее время вообще не существует. От него остались еле заметные следы в виде повышений рельефа под некоторыми зданиями на улицах Советской и Красноармейской. Вал уничтожен раскопкой огородов и планировкой Курмыша в конце XVIII—начале XIX века. Ров крепости сохранился на местах выхода к коренному берегу на улицах Советской и Володарского. Сохранился и ясно выражен также участок рва, отсекающий окончание мыса, на котором расположен центр села. Протяжение этого участка около 70 м, ширина рва достигает 7 м и равна указанной в документах XVII века. Но глубина рва на этом участке составляет всего около 1.2 м (прежде — 7 м), что является результатом его постепенного выравнивания за счет отходов близлежащего жилья.

     Сохранившиеся остатки рва и вала позволили сделать реконструкцию плана древней Курмышской крепости. Последняя вмела слегка округлые очертания и отсекала плавной дугой высокий мыс, защищенный с двух сторон крутыми береговыми скатами в пойме рек Суры и Курмышки.4 Периметр крепости составлял примерно около 1,3 км. На крутом обрыве коренного берега в нескольких местах были прослежены остатки сгоревшей от пожара дубовой стены — городни.

     Она представляла собой цепь деревянных срубов с дли-пой пролета в 6,4—6,5 м и шириной до 1,5 м. Стыки срубов крепились вертикальными столбами, врытыми в землю. На восточной стороне крепости на участке крутого естественного косогора вал, видимо, отсутствовал — здесь прямо в грунте прослеживаются следы столбов древней стены в виде цепи обугленных от пожара пеньков чрезвычайной прочности. Их диаметр —30—35 см. Следы столбов видны и на других участках в виде зольных пятен.

     В районе бывшей крепости в береговых скатах повсеместно наблюдается мощный культурный слой, насыщенный остатками глиняной посуды XIV—XVIII веков и обломками разных изделий.

     Упадок Курмыша начался с момента падения Казани и результате похода Ивана Грозного.

     В том же 1552 году к югу от Курмыша, вверх по Суре, была основана русская крепость Алатырь. В результате и восточная и южная граница Руси отодвинулись от города, и он сразу потерял первостепенную роль, стал военно-административным центром местного значения.

Следует, правда, отметить, что служилые люди Курмыша еще долгое время привлекались для несения службы па юго-восточной границе страны, а по Курмышскому уезду до середины XVII столетия время от времени наносились удары из степи.

      Так, в 1615 году в царской грамоте воеводе Архипову было предписано «людей по острогу написать» и ввести дежурство жителей у входов в крепость «по десяти человек на ворота». В 1618 году в грамоте воеводе Андрею Трусову предписывалось укрепить Курмыш на случай прихода «литвы и черкас». Население города и уезда часто привлекалось для строительства засек. Так в 1647 году при воеводе Богдане Хитрово курмышане строили «для береженья от татарских приходов» Корсунскую валежную засеку длиной в 53 версты и шириной в 40 сажен. Для строительства засеки были взяты подымовные люди с 5 дворов по человеку.

     Сокращение числа служилых людей и отсутствие местной базы для развития посада — населения, занимающегося ремеслами и торговлей, удаленность от Волги и другие причины привели Курмыш к упадку.

     Несмотря на то, что город по-прежнему являлся административным центром крупного уезда, он явно отстает даже от подчиненных ему в административном отношении селений Большого Мурашкина и Сергача.

     «Словарь географический Российского государства», собранный А. Щекатовым в конце XVIII—начале XIX века, характеризует курмышское население следующим образом: «Самое большое число городских жителей составляют хлебопашеством питающиеся отпрыски стрельцов, казаков и служилых людей».

     В 1670 году курмышане открыли ворота своей крепости отряду разинцев во главе с Максимом Осиповым, а 20 июля 1774 года радостно встречали вступившего в Курмыш Емельяна Пугачева.

      В 1745 году Курмышская крепость частично сгорела, а в 1768 году посетивший Курмыш академик И. Лепехин писал о ней: «Город Курмыш никакого не имеет укрепления, но токмо видны развалившиеся остатки бывшей деревянной стены на низменном земляном валу, окружностью без мала ста в полтора сажен с двух сторон, а другие две стороны укреплены природою, то есть подошедшею крутизною берега реки Суры к Курмышке».

     Историческая судьба Курмыша аналогична судьбам многих русских крепостей Европейской равнины СССР. Возникнув по военно-стратегическим соображениям, он длительный срок был первостепенной пограничной крепостью, дальнейшее развитие которой в город не было подкреплено экономическими и историческими условиями. Долгое время Курмыш был уездным городом, потом районным центром, а ныне является селом Пильнинского Нижегородской области.

Из книги "Симбирская губерния" 1859 г. Артемьев А. И.

     В смутный период начала XVII столетия весь здешний край сильно волновался, чему, без сомнения, наиболее благоприятствовала разноплеменность населения, далеко еще не вполне покореннаго и не терявшаго надежды возстановить свою независимость. В 1605 году Курмыш признавал над собою власть Лжедмитрия; а, по yбиeнии его, держался партии других самозванцев. В 1609 году курмышцы, вместе с алатырцами, арзамасцами и жителями других окрестных городов, соединившись с мордвой, чувашами и черемисами, отправились было на Свияжск и Казань, присягнувшие Василию Шуйскому, но в дер. Бурундукове были разбиты стрелецкими головами Зюзиным и Хохловым и потеряли все свои "набаты" и знамена. Когда же, по слову Минина, встала русская земля на освобождение Москвы, то курмышцы, как видно, всячески уклонялись от участия в патриотическом походе, несмотря на неоднократныя "челобитья" кн. Пожарскаго. Они продолжали сноситься с арзамасцами и козьмодемьянцами, где еще держались открытые сторонники самозванца, так что дьяк Никанор Шульгин, управлявший делами Казани, вынужден был угрожать Курмышскому воеводе Елагину: "а буде ты учнешь вперед так делати, ратных людей собрав, в Нижний не пошлешь и с Казанским государством учнешь рознь чинити—и мы, не ходя в Нижний, со всеми ратными людьми придем под Курмыш и, тебя взяв, отошлем в Казань или в Нижний Новгород". С воцарением Михаила Федоровича мало-помалу водворилось и здесь спокойствие. Курмыш в это царствование, как видно из актов, служил местом заключения польских пленников, взятых под Смоленском, куда высылались войска и от Курмыша. В церковном управлении Курмыш, вместе с Алатырем, подчинен был тогда личному суду пaтpиapxa Филарета.

     В 1670 году, когда явились под Симбирском шайки Разина и начали бунтовать всех жителей, разсылая "прелестные листы", опять, как в эпоху самозванцев, поднялись и инородцы—мордва, чуваши, черемисы. Атаман Максим Осипов, выдававшей себя за царевича Алексея Алексеевича, раззорив Алатырь, приступил к Курмышу. Воевода здешний с прочими властями с великим почетом встретил казаков и, "одобренный в своем поведении жителями", оставлен был на воеводстве, а город уцелел от грабежа. Курмыш очищен был впоследствии от воровских казаков кн. Данилой Барятинским, родственником знаменитаго кн. Юрия Никитича. Так как в XVII в. через Курмыш пролегала одна из бойких торговых дорог к Макарьеву, то здесь была учреждена таможня; на ней однако в 1698 году запрещено было взимать пошлину с товаров, потому что во время ярмарки сбор ея предоставлялся в пользу Макарьевскаго монастыря.

     В 1780 году Курмыш был назначен уездным городом Симбирскаго наместничества. В 1768 г. город посетил известный путешественник Лепехин; он нашел здесь остатки развалившейся деревянной крепостной стены на низменном земляном валу, который защищал город с двух сторон, на протяжении 150 сажен, с других же двух сторон город защищался крутизнами к рр. Суры и Курмышки. В эпоху пугачевщины Присурский край вновь испытал те бедствия, какия постигли его во время бунта Стеньки Разина. Курмыш и Алатырь при этом пострадали более всех городов Симбирской губернии.

Церкви Курмыша
Церкви Курмыша

     В Курмыше существовали два монастыря: мужской Богородицкий, упоминаемый еще в 1584 г., и Троицкий женский, существовавший еще в XVII в. Оба монастыря упразднены в 1764 г., а монастырския церкви Троицкая и Рождества Богородицы обращены в приходы. 

     В настоящее время Курмыш —небольшой захолустный городок, имевший в эпоху освобождения крестьян немного более 1.500 жит., а ныне имеющий, по переписи 1897 года, всего 3.480 жит. Фабрик и заводов в нем нет, торговля ничтожна. Доходы городского хозяйства на 1900 год исчислены в 15 тыс. рублей. Городская пристань отправляет до 700 тыс. пуд. товаров, главным образом хлеба

     Холмы около Курмыша состоят из красной глины. В ключах, вытекающих из этих холмов, много желтоватой охры. На правом берегу р. Суры на ходятся залежи вязкой синеватой глины, годной для выделки простой глиняной посуды. В 2 верстах от города, на правом берегу р. Суры, находится с. Ильина Гора, имеющая 700 жит. и поташное заведение.

Ильина Гора с курмышского берега
Ильина Гора с курмышского берега

     В дачах села есть залежи сернаго колчедана. В 60-х годах здесь существовал серный завод. Вообще в окрестностях Курмыша (также как и вообще в Присурье вверх до г. Алатыря и выше последняго до впадения в Суру р. Барыша), в области развитая юрских и меловых пород, из полезных ископаемых, кроме упомянутаго выше сернаго колчедана, встречаются: сферосидериты (с содержанием от 25 до 40% железа в сырой и от 30 до 52% в обожженой руде), бурый железняк, фосфориты, а затем —в более новейших наносных и речных отложениях —болотная или бобовая руда (с содержанием от 33 до 47% железа в сырой руде) и белый, годный для высших сортов стекла песок. Вымываемый в воде более или менее крупных сростков (желваков) из черных и юрских и нижнемеловых глин, серный колчедан попадается здесь во всех почти речках и ручьях по ту и другую сторону р. Суры; собираемый крестьянами иногда в значительных количествах (в 1892—3 гг. до 500 тыс. пуд.), серный колчедан отправляется главным образом в поволжские химические заводы Ярославской и Костромской губ. где идет для добывания серной кислоты.

Сура в районе Курмыша
Сура в районе Курмыша

     Курмышский уезд, самый северный в Симбирской губернии, также как и Алатырский, разделен р. Сурой на две части, из которых восточная, по правую сторону Суры, имеет почву песчаную и суглинистую, покрытую лесами и малонаселенную, а западная, по левую сторону Суры, отчасти черноземная или суглинистая, более густо заселенная и земледельческая. Инородцев в уезде—более 40%. Половина их —чуваши, из остальной половины—80% татар и 20% мордвы.

     12 июня 2012 года нашему селу исполнилось 640 лет.

     Наш Курмыш может годиться своим историческим прошлым. Восстанавливается православная церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Ведется газификация села. Прокладывается новый водопровод.

     На территории села находятся и работают:

  • СПК «Курмышский»
  • ГБУ «Пильнинский дом-интернат»
  • Участковая больница
  • Школа
  • Детский сад
  • Детский дом
  • Пожарная часть 158
  • Аптека
  • Почта
  • Дом культуры
  • Библиотека
  • Магазины Райпо
  • Частные предприниматели
  • База отдыха «Курмышские зори»

     Село является одним из наиболее экологически чистым в области.

     Перспективной и привлекательной является возможность инвестирования и развитие туристического бизнеса.

     Природа села создала все предпосылки для отдыха на набережных рек Курмышки и Суры и на чистейших озерах.